Русский бунт безжалостный и беспощадный кто сказал. Русский бунт, бессмысленный и беспощадный

Русский бунт, бессмысленный и беспощадный или почему не будет октября 2017-го

Русский бунт безжалостный и беспощадный кто сказал. Русский бунт, бессмысленный и беспощадный

Просто не смог не прокомментировать сами-знаете-какие-события. Это мой первый пост на пикабу. Можете закидать тапками)

В последнее время в либерастски и радикально настроенных молодежных кругах все чаще начинают звучать лозунги типа “хватит это терпеть”, “власть оборзела” и “повторим 1917 год”.

Недалекие хомячки Камикадзе Д и прочих нечистоплотных любителей “резать правду-матку” склонны проводить аналогии между нашим временем и событиями столетней давности – дескать, много общего, давайтемутитьреволюциюисвергатьпроклятогопутенавоттогдазаживем.

Цель настоящей статьи, доказать, что аналогии подобного рода, мягко говоря, неуместны. Ниже поясняю почему.

Февральская и Октябрьская революции 1917-го в России имели, на мой взгляд, два основных условия,без которых бы никогда не состоялись. Первое и самое главное условие (или причина) это затянувшаяся 1-я мировая война. Если кто не знает, то Российская Империя вступила в войну на небывалом патриотическом подъеме.

Однако военные действия вскоре приняли затяжной характер, военное командование допускало ошибку за ошибкой, измученные юниты месяцами сидели в окопах, легко проебывались стратегически важные крепости (привет Осовец!) итд итп.

Как следствие затяжной 4-х летней войны – истощение людских и материальных ресурсов – недаром революция началась с хлебных бунтов в Москве и Петрограде. Голод стал вполне реальной угрозой. Кроме того – куча работоспособных мужчин, обученных убивать, в руках которых оказалась куча оружия – от обычного нарезного, до танчиков и пушечек крупных калибров.

И как ни странно, все чаще стали звучать предложения направить эти пушечки в сторону тех, кто отправил норот на эту бесчеловечную бойню. Потери в этой войне со стороны России составили около 700 тыс убитыми и около 3 млн ранеными.

Второе условие, при котором стала возможна революция 1917-го года, это крайняя непопулярность царя. Венценосный стастотерпец Ники обосрался по всем фронтам – и как лидер государства, и как Верховный главнокомандующий. Его не поддержала ни Государственная дума, ни командующие фронтами, в итоге вынудившие его подписать отречение.

К началу 17-го года похуизм царя-тряпки уже заебал всех и с ним без особого сожаления распрощались. Конечно, господа либерасты едва ли представляли, чем для них в итоге обернется февральская революция, но пока что все приветствовали “демократию” и поздравляли друг друга со свержением проклятого тирана.

Короче, кричали женщины ура и в воздух чего-то там бросали…

Такие вот два объективных условия, отражающие исторические реалии того времени.

А что мы имеем теперь?

1) Мы имеем поколение не пуганных войной долбоебов.

2) Мы имеем хорошо прикормленную армию и силовые структуры имеющие четкие инструкции что, когда и при каких обстоятельствах нужно делать

3) Мы имеем правительство, которое с легкостью манипулирует общественным мнением основной массы граждан через СМИ.

Мы видим несколько сотен малолетних долбоебов, вышедших на митинги “ОнНамНеДимон”. Долбоебов сытых, хорошо одетых, сверкающих последними моделями дорогих смартфонов.

Кто делал революцию в 1917 году? Среднестатистический рабочий Савелий, который впахивал по 14 часов в сутки 6 дней в неделю и все-таки не мог прокормить семью. Среднестатистический крестьянин Прошка, который дезертировал с Восточного фронта весной 1917 года.

Дезертировал потому, что утратил понимание зачем и за что он воюет, а дома надо пахать и сеять. Пришел Прошка в родную деревню и узнал, что его Глашка и Парашка померли год назад от голода по причине неурожая.

И озлобился Прошка,и откопал в огороде винтовочку и понеслась…

А кто будет делать революцию 2017? Среднестатистический Вася Пупкин, менеджер среднего звена, который хоть и со скрипом, но вполне выплачивает ипотеку за однешку в Южных воротах и кредит за ладу гранту?

11 классник Ололоша, возомнивший себя либералом-радикалом-веганом, вполне себе живущий на денежки мамы и папы? Ебанаврот! Не смешите мои тапки!

У меня правда бомбит. Я не понимаю смысла этих прошловыходных выступлений, хоть мне и самому не нравится коррупция. Может быть вы мне поясните?

1. Выйти поорать оннамнедимон

2. ???

3. PROFIT?

Вы говорите о том, что хотите быть услышанными. И что? Вышел к вам раскаявшийся Медвед с опущенной головой? Нет. На вас просто благополучно забили болт. Знаете почему? Потому-что власти в отличие от вас отлично понимают, что никаких революций не будет и существующему строю ничегошеньки не грозит.

А те аналогии с 1917м годом, которые вы по своему скудоумию приводите, справедливы только в вашем больном воображении. И не прилетит вдруг премьер в голубом вертолете и не подарит каждому митингующему долбоебу новенький айфон. Идите лучше получайте образование, идите работать и приносите пользу своей стране, если вы такие дохуяпатриоты.

Юношеский максимализм он такой. У всех бывает. Хорошо, что у большинства проходит. Я кончил.

Источник: https://pikabu.ru/story/russkiy_bunt_bessmyislennyiy_i_besposhchadnyiy_ili_pochemu_ne_budet_oktyabrya_2017go_4944369

«Русский бунт, бессмысленный и беспощадный». Зверства Емельяна Пугачева – Политика в Рашке

Русский бунт безжалостный и беспощадный кто сказал. Русский бунт, бессмысленный и беспощадный

«Русский бунт, бессмысленный и беспощадный» — эти слова А.С. Пушкина, сказанные им про Пугачевское восстание, известны каждому со школьной скамьи.

У многих о том восстании представление следующее: взбунтовавшиеся казаки и крестьяне «без разбору» вешали дворян, грабили, убивали всех, кого ни попадя. Но так ли это на самом деле? Действительно ли Пугачев и его приспешники были столь жестоки или все же в каких-то случаях их действия можно было назвать справедливыми?

Нелегкая жизнь крестьян

Для начала следует оговориться, что негатив по отношению к дворянам у простых людей возник не на пустом месте. В 1773 году, когда началось восстание, еще живо было предание о Салтычихе, приговоренной в 1762 году за жестокие истязания собственных крепостных к пожизненному заточению в монастыре.

Но сколько еще было таких «салтычих» по всей России! Помещики творили что хотели – брали крепостных девушек к себе в наложницы, издевались над «рабами», наказывали плетьми и кнутом за любую провинность – и далеко не каждый мог пережить это истязание.

Люди жили в постоянном страхе перед «господами»…

От тяжелой жизни многие бежали – кто в Польшу, кто в Литву, кто еще куда. Многих ловили и возвращали хозяевам – и перебежчикам доставалось еще больше… Секли крестьян и вполне просвещенные и образованные по тем временам люди – например, поэт Гаврила Державин или полководец Александр Васильевич Суворов. Что уж говорить о мелких провинциальных дворянах.

Тяжелым было и положение крестьян на заводах – как известно, многие работники предприятий на Урале также примкнули к восстанию.

Отношение к дворянам

Но как относился к дворянам сам Емельян Пугачев? Если отношение его сподвижников было однозначно – яицкие казаки питали особую ненависть к этому сословию – то их вождь в оценках был не столь прямолинеен.

Так, известно, что уже в самом начале восстания Пугачев помиловал просившего сохранить ему жизнь дворянина Дмитрия Кальминского – и тот стал секретарем «императора». Будучи весьма неглупым человеком, Емельян понимал, что без образованных людей в стане ему просто не обойтись – ведь надо было играть роль царя Петра III, получившего отменное образование.

Помилованный Кальминский успел написать несколько указов от имени самозванца, а также текст присяги ему на верность. Но вскоре все же пал от рук приспешников Пугачева. Гордые казаки не могли допустить и мысли, чтобы в их стане был человек дворянского происхождения…

Но Кальминский был не последним дворянином в окружении «Петра III». Приближенным Емельяна все же пришлось впоследствии смириться с присутствием среди них Михаила Шванвича, захваченного в плен после взятия одной из крепостей.

Пленному капитану повезло – он знал несколько языков, и пригодился вождю тем, что переводил его указы на немецкий – для пущей достоверности.

Когда Екатерина II узнала о переводах указов на иностранные языки, то пришла в серьезное беспокойство, будучи в полной уверенности: дело нечисто, и бунтовщику помогают иностранные державы… На деле же все было намного проще. Кстати, после разгрома Пугачева Шванвич был лишен дворянского звания и сослан.

Зачастую попавших в плен дворян в воинском звании ждала неминуемая гибель – их тут же вешали на наскоро сооруженных виселицах. Но иногда могли и помиловать – так, известно о нескольких людях, отпущенных лично Пугачевым потому, что за них просили их собственные подчиненные. Таким образом, у человека, славившегося ранее хорошим обращением с простым народом, все же был шанс спастись.

Количество жертв

Согласно сохранившимся источникам, от рук бунтовщиков за все время погибло 2846 человек, причем более половины из них были именно дворяне.

Убивали пугачевцы не только мужчин, но также и дворянских жен, и детей (в том числе известно о расправе над 64 младенцами). Порой расправа настигала священнослужителей и членов их семей (237 человек).

Что же касается убитых в правительственных войсках, то их число приближалось к шести тысячам.

Разумеется, не стоит полагать, что все расправы чинились по прямому приказу Емельяна Пугачева – о многих он даже не знал.

Хотя в рассылаемых им по деревням и весям указах были слова, призывающие крепостных убивать своих господ и примыкать к восстанию, поэтому ответственность за кровавые расправы лежит на предводителях бунта.

Многим пришлись по душе слова их пугачевского воззвания: «Если кто помещика убьет до смерти и дом его разорит, тому дано будет жалованье сто рублей, а кто десять дворянских домов разорит, тому тысяча рублей и генеральский чин».

Крестьяне с криками: «Прошла уже ваша пора!» принялись стрелять, топить и вешать дворян. По всему Поволжью разграблялись и горели дворянские усадьбы… Самыми ужасающими, конечно же, были расправы над членами семей помещиков: жен забивали до смерти дубинами, детей-подростков секли саблями, младенцев топили в лужах или убивали ударом о стену.

Жестокость самого Пугачева

Известно, что А.С. Пушкин, составляя свою «Историю Пугачевского бунта», не идеализировал образ народного вождя, приписывая ему, в том числе «звериную жестокость».

Однако любопытный факт: очевидцы тех событий, старые яицкие казаки, в разговоре с поэтом всячески оправдывали Пугачева, заявляя: «Не его воля была, наши пьяницы его мутили».

В этих словах есть доля правды – сам Емельян действительно не был патологически жесток и не имел особой ненависти к дворянам. Но, понимая, что без поддержки приближенных в бунте не обойтись, он позволял яицким казакам «делать то, что они хотели».

Интересен и такой факт: на следствии Пугачев и его ближайшие сподвижники валили вину за содеянные «зверства» друг на друга. Казаки заявляли о «крутом» характере вождя, который, чуть что не так, «тотчас укажет виселицу». А сам предводитель утверждал, что «его улица была тесна» и что многое он делал в угоду своим приспешникам.

Кто же из них прав? Вероятно, истина, как всегда, где-то посередине. Разумеется, Пугачев, не желая перечить своим людям, шел на многое им в угоду. Но, случалось, мог распорядиться предать казни даже видных казаков – и ему никто не смел перечить. Так, по приказу самозванца был казнен один из его ближних людей казак Дмитрий Лысов.

Причину немилости Емельян и его сподвижники излагали на следствии по-разному. Первый говорил, что казненный «грабил и убивал неповинных людей», а вторые заявляли, что тот по пьяному делу ударил вождя копьем.

В любом случае, это доказывает: совсем уж несамостоятельной фигурой Емельян Пугачев не был, а значит, ответственность за кровавые расправы лежит и на нем самом.

Известно, например, что Емельян крайне сурово поступал с ворами – укравшую у него серебряный подсвечник служанку велел повесить, а своему будущему «полководцу» Хлопуше, только что прибывшему в его стан, заявил – «ежели что украдешь, за алтын удавлю».

Устраивал Пугачев и зрелищные казни, подражая в этом государственным властям. Предводитель восставших сам присутствовал на этих «мероприятиях» и подавал знак, кого казнить следующим. При этом на виселицы отправлялись как мужчины, так и женщины.

И далеко не все из казненных принадлежали к высшему классу – казнили и простых людей, например, дворянских слуг. Особой жестокостью отличалась казнь Якова, дворового человека казачьего старшины Мартемьяна Бородина, выступавшего против Пугачева.

Самозванный император приказал подвергнуть его четвертованию.

Расправы над пугачевцами

Екатерину II по праву можно назвать достаточно просвещенной императрицей для того времени. Она была против чрезмерной строгости казней и требовала, чтобы умерщвленных на Болотной площади в Москве было «не более трех или четырех человек». В результате одного из приговоренных к смерти приближенных Пугачева – Канзафара Усаева – даже помиловали, заменив смертную казнь ссылкой в Сибирь.

Казнь Пугачева, рисунок очевидца

Именно по приказу императрицы Емельяну Пугачеву сначала отрубили голову, а потом уже – руки и ноги, чтобы не усиливать его страдания. Во время московского следствия бунтовщика уже не подвергали обычным для того времени пыткам. Так что можно заключить, что в реалиях того времени с предводителями восставших расправились достаточно мягко.

Но это не касается расправ на местах… Здесь уже дворяне, наконец-то взявшие верх над бунтовщиками, разошлись вовсю. Самым жестоким усмирителем пугачевщины стал П.И. Панин, приказавший казнить 324 человека и еще более полутора тысяч подвергший наказанию плетьми и кнутом.

Приехавший на следствие в село Мальковка поэт Гавриил Державин первым делом велел устроить театрализованную казнь: трое человек были повешены и более двухсот выпороты. Впоследствии эти действия «старика Державина» сподвигли А.С.

Пушкина на черный юмор: «мужички эти были повешены более из поэтического вдохновения, нежели из настоящей необходимости».

Печально известны также плоты с виселицами, пущенные по рекам – для устрашения. Любопытно, что пугачевцев часто упрекали в издевательствах над трупами. Восставшие действительно бросали тела без погребения, висельники могли неделями оставаться в петлях, а останки особо тучных дворян казаки разделывали, вынимая жир – они полагали, что человечьим салом можно лечиться, прикладывая его к ранам.

Все это, конечно, ужасно, но не стоит забывать, что и государственные власти во все века славились небрежением к телам казненных. Так, изрубленные останки предшественника Пугачева Степана Разина пролежали на Болотной площади целых пять лет! Тело же самого Емельяна после нескольких дней было сожжено вместе с плахой и развеяно по ветру.

В заключение можно сказать лишь одно: несомненную жестокость крестьян по отношению к дворянам во время пугачевского восстания породило самоуправство дворян по отношению крепостным.

В мире, где человек ценился не более (и иногда и менее) чем породистый щенок, рано или поздно должно было случиться что-то подобное… Недаром начиная с Екатерины II даже верховные правители стали осознавать недопустимость крепостного права. О его отмене поговаривали и Александр I, и Николай I.

Последний перед смертью завещал своему сыну осуществить освобождение крестьян – что тот и сделал… Восстание под предводительством Емельяна Пугачева действительно заставило власти задуматься над тем произволом, который ежедневно творился в отношении простого народа.

Источник: https://politika-v-rashke.ru/russkiy-bunt-bessmyislennyiy-i-besposhhadnyiy-zverstva-emelyana-pugacheva/

«Русский бунт, бессмысленный и беспощадный»

Русский бунт безжалостный и беспощадный кто сказал. Русский бунт, бессмысленный и беспощадный

«Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный…» А. С. Пушкин, «Капитанская дочка», черновая редакция. Снова Пушкин! Все-таки он не даром «наше все». За последние двадцать лет эти слова цитировали столько, что они уже стали народной поговоркой.

И почему-то никому из тех, кто глубокомысленно повторяет эти строки, не приходит в голову вопрос: если русский бунт — бессмысленный и беспощадный, то бунт нерусский что — осмысленный и гуманный? Вы вообще представляете себе хорошо продуманный и бескровный бунт? Бунт, участники которого ласково улыбаются друг другу? А. С. Пушкин сурово относится к бунту. Не нравится он ему.

Отметим и это как особенность его собственного мировосприятия. И как часть мировоззрения россиян — мы ведь так нервно и с готовностью выслушали Пушкина и согласились: «Не приведи Бог…».

Не принимает наша душа бунта. Отметим это.

А чтобы сравнить «наши» бунты и бунты европейцев, посмотрим: а как в те же времена бунтовали в Европе?

Стоит бросить взгляд, и выясняется: в Европе и правда бунтовали совсем не так, как у нас. Уже восстания рабов в Римской империи — нечто не очень понятное для России и куда более жестокое.

Широко известно восстание Спартака 73 (или 74) — 71 годов до н. э. До 60 тысяч рабов участвовало в восстании, 40 тысяч из них погибли в сражениях и были истреблены победителями, 6 тысяч (!) рабов были распяты вдоль Аппиевой дороги и висели, пока их истлевшие и разложившиеся тела не попадали с крестов по частям.

В России известны восстания, сравнимые по масштабу с восстанием Спартака. До 40 тысяч человек вел за собой Степан Разин. До 60 тысяч было в армии Пугачева. Но большая часть из них дожила до конца восстания. Никогда ни Суворову, ни графу Панину не пришло бы в голову поставить вдоль Московской или Смоленской дороги 6 тысяч виселиц.

Собирая материал для своей «Истории пугачевского бунта», А. С. Пушкин и через 50 лет после казни Пугачева встречался со стариками, которые открыто рассказывали о своем участии в восстании. Римский историк не имел бы такой возможности.

III и IV века — это сплошное полыхание народных восстаний в Риме, в Сицилии, на Востоке. Общее число погибших историки называют разное. От «десятков тысяч» до «около миллиона».

И в Византийской империи плебс восставал не раз и не два. Наверное, это были восстания осмысленные и гуманные… Во время одного из них — «мятежа Ника» (побеждай!) в 532 году только в Константинополе погибло, по разным данным, от 30 до 300 тысяч человек. Из них несколько десятков тысяч император Юстиниан заманил на стадион, и попавших в ловушку людей перерезали поголовно, как баранов.

Жакериями назывались вообще всякие восстания крестьян, постоянно вспыхивавшие во время Столетней войны 1337–1453 годов. От пренебрежительной клички крестьянина Жака. Среди этих восстаний выделяется Большая жакерия 1358 года. Сначала парижане во главе с Этьеном Марселем, главой городского самоуправления и богатым сукноделом, восстали.

Они выгнали наследника короля из Парижа, и двор обосновался по необходимости на севере Франции. Потом крестьяне остановили и разбили очередной королевский отряд, посланный грабить деревню. С невероятной скоростью вспыхнули восстания в Иль-де-Франсе, Пикардии, Нормандии, Фландрии. Стихийные восстания. Никто не возглавлял повстанцев.

Крестьянский вождь Гильом Каль командовал только несколькими отрядами.

В конце концов феодальное войско двинулось на Париж.

В решающий момент горожане отошли за городские стены, а городская верхушка стала юлить перед дворянами, уверяя в своей невиновности, пока наконец не нашелся предатель, убивший вожака горожан Этьена Марселя. Париж открыл королю городские ворота.

Обращаю внимание — расправа над горожанами состоялась по тем нравам очень умеренная. Так часто поступали с повстанцами этого рода ДО Большой жакерии, также будут поступать с ними и ПОСЛЕ: феодалы все же считали горожан если не равными себе, то людьми, достойными применения к ним хоть каких-то законов.

С горожанами договаривались, горожан привлекали на свою сторону, горожан, по крайней мере, не резали, как баранов.

На крестьян же правила рыцарской войны не распространялись, по отношению к ним не действовали вообще никакие правила и ограничения.

Чудовищный разрыв в образе жизни, во внешности, в уровне доходов, образования, культуры между дворянством и простонародьем был продиктован отчасти и тем, что крестьяне и торговцы являлись, как правило, галлами, представителями покоренной нации, в то время как дворяне большей частью представляли франков. То есть германцев.

Отношения между хозяевами и арендаторами, собственниками и рабами, власть имущими и просто неимущими — это еще и отношения завоевателей и покоренных.

Именно здесь кроются психологические корни феерической надменности французских дворян.

Их неспособности принимать крестьян не то чтобы за равных (об этом не смели помыслить даже великие французские гуманисты XVIII века — Вольтер, Руссо, Дидро), — но и просто-таки за людей.

Даже если посмотреть поэзию трубадуров, поэтов того времени, которые в основном были людьми благородного происхождения, диву даешься, откуда у этих творческих людей такое невероятное классовое презрение, непонимание простонародья. Средневековые поэты относятся к крестьянам хуже, чем к животным.

Ответом на такое отношение была чудовищная, невероятная жестокость крестьян в ходе крестьянских войн по отношению к дворянству. Та жестокость, которой никогда не было не то чтобы на Руси, но даже в Германии.

Любопытно, что, даже проявляя чудовищное зверство — совершенно оправданное, надо сказать, — французские крестьяне традиционно уважительно относились к королю.

Крестьянские отряды беспощадно расправлялись с дворянами, жгли замки и поголовно истребляли их обитателей без какого-либо снисхождения к полу и к возрасту, обрекая их на самую мучительную смерть, но на крестьянских знаменах при этом были нашиты королевские гербы.

Наконец настал момент решающей битвы крестьян с феодальной армией. Войско Гильома Каля оставалось неорганизованной, плохо вооруженной толпой. Неожиданно, когда армии уже построили, лидер феодалов Карл Злой объявил перемирие: якобы он получил новые сведения о причинах восстания. Он хочет поговорить с крестьянским вождем, и может быть, заключить с ним договор…

То ли Гильом Каль оказался невероятно наивным человеком, то ли очень уж его очаровала перспектива, что с ним будут разговаривать, вести переговоры на равных — прямо как с дворянином (!) — во всяком случае, он явился в лагерь дворян, и почти сразу же его схватили, а немногочисленную свиту перебили. По легенде, вожака крестьян посадили на раскаленный докрасна железный трон, а на голову надели также раскаленную докрасна железную корону. Вот так изобретательно.

По обезглавленному крестьянскому войску, не ждущему атаки, ударила, без предупреждения, нарушив перемирие, дворянская конница. Началась жуткая резня, за считаные часы погибло несколько тысяч человек. Потери рыцарей — не более 20 человек.

Несколько месяцев шла ужасающая бойня. По данным французских историков, Большая жакерия унесла жизни 10 тысяч дворян. Тоже немало. Взаимная ненависть всколыхнула самые жестокие животные инстинкты доведенных до отчаяния людей.

Крестьяне убивали дворян с отвратительной жестокостью.

Дворянская Франция откликнулась на эти события истреблением до 100 (!) тысяч крестьян, и это при численности населения всей территории нынешней Франции в XIV веке в 10–12 миллионов.

В Европе не было, как на Руси, феномена самозванства. Движущей силой восстания становились не «настоящие короли», а народные ереси, когда восставшие брались довольно своеобразно трактовать Священное Писание. «Когда Адам пахал, а Ева пряла — кто был дворянином?» — спрашивали они. Раз некому быть дворянином, так и дворянства не надо.

Надо вернуться к временам Адама и Евы, жить просто и нравственно. Сожжем замки, убьем дворян, поделим их землю, ведь имущество придумал сатана. Зачем Богу имущество? Оно ему совершенно не нужно и так все кругом Богово.

Надо все поделить, отменив собственность и деньги, чтобы Богова земля обрабатывалась правильными людьми, правильно почитающими Бога.

Примерно под такими лозунгами выступали, например, повстанцы из отряда Дольчино (Италия, 1304–07 гг.). В России это имя известно благодаря книге Умберто Эко «Имя розы». Воины одного только Дольчино истребили до 10 тысяч человек, уничтожая дворян, богатых мещан да и просто горожан.

Приведу еще пару типичных примеров. Восстание Уота Тайлера в Англии в 1381 году, охватившее большую часть Англии.

Восставшие ворвались в Лондон (!), вели битвы с правительственными войсками. Историки называют до 10 тысяч жертв.

Крестьянская война в Германии 1524–26 годов. Единого командования не было, в разных областях действовали свои командиры. Частью крестьян-повстанцев командовал некий барон Гец фон Берлихинген. Убедившись, что феодальная конница берет верх, он быстро перебежал обратно на сторону собратьев по классу. Крестьян перебили почти поголовно.

Существует любопытная легенда, что правая рука Геца фон Берлихингена была сделана из железа. То ли кузнец ее отковал, то ли сам дьявол подарил. А живая левая рука требовала пищи — человеческого мяса.

Как «ела» рука, легенда не уточняет. Она только говорит, что без человечины и человеческой крови рука хирела и начинала двигаться медленнее.

Если верить легенде, вплоть до XVIII века у потомков Геца эта рука жила в клетке.

Кормили ее… привычной пищей.

В Тюрингии отряды Томаса Мюнцера превратились в настоящие армии, выступавшие под знаменами, на которых был изображен башмак, ведь сапоги носили феодалы и богатые горожане, а крестьяне — деревянные башмаки. Армия под знаменем с башмаком сжигала замки, вешала рыцарей, грабила горожан.

Германия — не Франция. Дворяне не воспринимались крестьянами как завоеватели, крестьяне не были для дворян рабами-животными. Но и здесь жертвы с обеих сторон были чудовищны.

Многие народные движения на Западе организовывались поклонниками дьявола и сектами, ненавидевшими материальный мир. Лев Гумилев удачно назвал такие учения «антисистемами», то есть врагами реально существующего мироздания.

Катары, патарены, вальденсы и альбигойцы в X–XIV веках считали, что Бог и дьявол играют в этом мире одинаковую роль. При этом Бог властвует в мире чистых идей, вне материи, а материальный мир создан сатаной. Дьявол — князь мира сего. Человек должен как можно быстрее избавиться от плоти и от всего, что привязывает его к земному.

Все эти малопонятные современному даже верующему человеку сектантские изыски не было бы смысла упоминать в этой книге, если бы различное толкование библейских текстов не вылилось в страшные Альбигойские войны. Альбигойцы в XII–XIII веках захватили несколько городов в Северной Италии и на юге Франции. Количество истребленных альбигойцами католиков и потом — католиками — альбигойцев шло на десятки тысяч человек.

Страшные цифры для малонаселенной средневековой Европы.

Кстати, знаменитая своим запредельным цинизмом фраза «Убивайте всех, Господь на небе отберет своих» (она существует в разных вариациях) относится именно к периоду Альбигойских войн. Так ответил один из прелатов католической церкви, когда его спросили, как в захваченном городе отличить еретиков — тех самых альбигойцев — от правоверных католиков.

В общем, не дай Бог увидеть французский, итальянский, немецкий, английский бунт.

Источник: http://indbooks.in/mirror6.ru/?p=189976

МедНаука
Добавить комментарий